Мотив любви к Казахстану

image

     Мотив любви к Казахстану, как к составной части великой со­циалистической державы, является ведущим в русской послевоен­ной поэзии республики. «Пою мое Отечество, республику мою» — этим эпиграфом к сборнику «Родные края» В. Копытин утверж­дает свое поэтическое кредо. «Нет мне края желаннее, чем край голубой Семиречье», — писал Д. Снегин.

«Никогда тобой не на­любуюсь,

Родина прекрасная моя»,

— утверждал Л. Кривощеков.

     Эмоциональное напряжение стиха, посвященного Казахстану, создается подбором метафор, сравнений, музыкально-эмоциональ­ными интонациями поэтических обращений: «О, Казахстан», «О, Семиречья, вечера», «Эге-ей, широки вы, степные просторы» и т. п. Поэтический образ Казахстана возникает благодаря традиционно­му употреблению эпитетов, характерных для казахской советской поэзии: Казахстан — «голубые широты», «Как небо, широкий, как песня, былинный», «степной исполин».

     Символ послевоенного мирного обновления жизни — как и во всей советской литературе — весенний пейзаж: «Весны приход… — восход большого дня над светлою страною».

     Первая послевоенная весна — «весна человечества», новый этап в судьбах многих народов земного шара. «Но видит мир, что после взятия Зимнего /Весны размах уже сдержать нельзя».

     Весна выступает в качестве образа — душевного состояния, на­строения поэта-фронтовика. Используемый фольклорный прием — параллелизм — передает сходство состояний человека и природы. Лирический герой не противопоставляет себя природе. Он связан с ней неразрывно. Весна Смягчила суровые взгляды. Махнула небесным платком, И отдали сразу солдаты Сердца ей свои целиком.

     Лирический герой воспринимает весенний пейзаж во всем раз­нообразии красок. Солдат, видевший разрушения войны, замечает красоту в мельчайших деталях. Дорогими сердцу стали каждое де­рево и речушка. Поэтические образы в пейзажной лирике поэтов-фронтовиков воссоздают местный колорит: «первоцвет-яблонька», «черемуха», «ветка сирени» на живописных берегах «казахстан­ских рек» и «величественный Алатау». Вокруг в природе разлита «синева», «синь», «голубень» — символ молодости, свежести, пробуждающейся мирной жизни в родных краях.


Распространение моря в конце юрского периода

Тематика первых книг

     Автобиографический элемент выдвигается на первый план. У лирического героя те же переживания, что и у поэта-фронтовика, возвратившегося к мирному труду: необычная острота восприятия природы, родных мест, умение находить прек…[-->]

Общественная жизнь конца 40-х—начала 50-х годов

     Общественная жизнь конца 40-х—начала 50-х годов определи­ла «эпический взрыв» в поэзии. Объективный взгляд на жизнь, отображение реальных картин внешнего мира, интерес к людям, событиям, фактам, социальные горизонты обще…[-->]

Жанровое и стилевое разнообразие

     Воспеванию дружбы народов Казахстана, солидарности с на­родами зарубежных стран посвятили свои произведения Д. Снегин, П. Богданов, А. Брагин, А. Лемберг, Р. Трофимов, Д. Рябуха и др. Прямо обращается к народам-братьям Д…[-->]

Поэма В. Копытина «Жакан»

     Дружба народов находит патетическое решение и в жанре «слова» («Слово о Казахстане», «Слово о пустыне» П. Богданова) и поэмы («Жакан» В. Копытина).      В «Слове о пустыне» — поэт показывает, как оживает…[-->]

П. Кузнецов и Л. Кривощекова

     Для русских поэтов-казахстанцев характерны размышления о творческом опыте Лермонтова, Пушкина, Маяковского, Абая. Сти­хи, посвященные деятелям русской и казахской литературы, содер­жат общеизвестные биографические да…[-->]

Сборник «На вахте мира»

     Карагандинским шахтерам посвятил Н. Титов сборник «На вахте мира». В нем повторяются некоторые поэтические образы, ситуации, знакомые по прежним произведениям. Есть и новые сти­хи, которые передают напряжение и героизм т…[-->]