Образы героев романа

image

     Образы главных героев романа нарисованы на основе прин­ципа историзма. Один из них — Оренбургский генерал-губерна­тор Перовский. Он предстает как преданная своим убеждениям и воинскому долгу, с противоречивым и сложным характером, жестокая, честолюбивая личность. В его представлениях, убежде­ниях, действиях проявляются интересы и устремления социально-классовой среды. Индивидуально-психологические черты Перов­ского обнаруживаются не только в процессе исполнения служеб­ных обязанностей, но и в личной жизни, воспоминаниях, раздумь­ях о прошлом и настоящем.

     Другая историческая фигура — Макшеев, участник кружка Петрашевского, случайно, по стечению обстоятельств оставшийся на свободе. У него свои взгляды на жизнь: «Я хочу иметь раз­вязанные руки, чтобы действовать согласно своим убеждениям» (с. 275). Его отличают храбрость во время трудного похода и сра­жения с врагом. Существенно и то, что Макшеева волнует тяже­лое положение казахской бедноты. «Обижать киргизов я не наме­рен, а, напротив, считаю необходимым помочь им в настоящее тяжелое время» (с. 261). Его перу принадлежит «Описание Араль­ского моря», представляющее собой, по существу, первое исследо­вание в этой области.

     В романе обрисована судьба Плещеева, известного поэта, ав­тора русской Марсельезы, отбывавшего срок ссылки в Оренбурге. В изображении Анова, Плещеев — обаятельная, остроумная, та­лантливая личность и вместе с тем стойкий борец, идеалом которо­го является Радищев, его идейно-нравственная чистота. Плещеев оставался до конца верен однажды принятым убеждениям. Для него справедливость, гуманность — самые дорогие понятия. Он принадлежал к категории тех русских интеллигентов, которых объединила идея борьбы за отмену крепостного права, за свободу и равенство людей. Для него цель жизни немыслима вне борьбы с социальным злом, с несправедливостью, произволом. В разговоре с Шапошниковым, также пострадавшим по делу Петрашевского, находившимся в ссылке, Плещеев говорит: «Тюрьма и казарма не только закалили меня и утвердили в прежних убеждениях: писатель живет на земле, чтобы бороться пером за благо народа» (с. 191). Его глубоко волнуют тяжелые условия жизни казахов, нахо­дившихся тогда в нищете, темноте, политическом бесправии. В этой связи заметим, что доброжелательное, гуманное отношение демо­кратической русской интеллигенции к угнетенным прежде наро­дам — один из основных мотивов анализируемого произведения.

     Среди таких русских интеллигентов в романе предстает Гри­горьев, названный «ходячей энциклопедией», владеющий восемью языками, внесший весомый вклад в развитие отечественной ориен­талистики.

Основной мотив

     Одним из основных мотивов «Крыльев песни» является идея дружбы между русским и казахским народами. Устами своего героя писатель утверждает: Русский брат меня встретил, казаха, степного певца, — В задушевной беседе мы откр…[-->]

Истоки дружбы народов

     Наибольшей поэтической силы достиг Кузнецов, создавая образ Канадана, воплотившего в себе черты народного характера. Канадан — знаток бесчисленного множества сказок, песен, искус­ный кобызчи. Честность, доброта, любовь к…[-->]

Роман Н. Анова «Крылья песни»

     В 1956 году вышел новый исторический роман Н. Анова «Крылья песни», переизданный в 1975 году без существенных изменений.      Писатель воспроизводит историческую обстановку середины 20-х годов нашего век…[-->]

Главный герой и сюжет

     В книге воспроизведена история детства, молодости, зрелости Садыка Ахметова и не схожих по характеру его сверстников. Чи­татель узнает, что, рано лишившись своих родителей, молодой Са­дык вынужден работать дворником,…[-->]

Роман Павла Кузнецова «Человек находит счастье»

     Роман другого казахстанского писателя Павла Кузнецова «Че­ловек находит счастье» (1953) относится к жанру историко-биографического. В нем повествуется о судьбе не только главного героя, но и народных масс, об их думах, ч…[-->]

Книга А. Мухаревой «Садык»

     Книга А. Мухаревой «Садык» (1952) по жанру — публицисти­ческий роман. Публицистичность выступает как один из основных элементов стилевой манеры и как средство композиционной струк­туры. Глазное в авторском повествова…[-->]